POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Вторник, 22 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

В Кыргызстане законопроект «О противодействии легализации преступных доходов» на 70 процентов переработан

24.06.2013 20:35 - Polit.kg
В Кыргызстане законопроект «О противодействии легализации преступных доходов» на 70 процентов переработан

Вот уже больше месяца не утихает спор между правительством и гражданским сектором: будут ли все же представители неправительственного сектора раскрывать свои коммерческие тайны и имена  спонсоров? Почему  НПО столь яро выступают против законопроекта о противодействии легализации преступных доходов и финансирования терроризма, ведь все они, без исключения, работают «честно и прозрачно, и на благо страны»? Эти и многие другие вопросы POLIT.KG задал главному разработчику законопроекта, заведующему  организационно-правовым отделом  Государственной службы финансовой разведки при Правительстве КР Чынгызу Кененбаеву.

 

- Чынгыз Токтобекович, мы долго ждали встречи с вами. Расскажите подробнее, как и почему вы родили  такой законопроект? Что вас подтолкнуло на это?

- Основным фактором стала практика оценки (еще с 2007 года) Кыргызстана международной организацией – Группой  разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ, которая тесно сотрудничает со всеми финансовыми разведками мира на соответствие международным стандартам в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма). Мы получили очень низкие оценки. В связи с этим уже тогда правительству  было поручено внести поправки в законодательство о деятельности НПО и НКО в соответствии с международными нормами. Закон так и не ввели, поэтому мы не следили за их деятельностью. Проходит какое-то время и в Кыргызстане случается вторая революция. Госфинразведка обратилась тогда к 130 странам мира с просьбой возврата активов семьи Бакиевых. Нашей ситуацией вновь заинтересовались международные организации, в том числе и ФАТФ. Они изучили ситуацию и на этот раз оценка была неутешительной, более того, нас уже включили в «серые списки» стран, где есть стратегические недостатки.  На сегодняшний день в этом списке находятся Кыргызстан и Таджикистан. Теперь  мы рискуем попасть в "черный список" стран с проблемами в сфере противодействия отмыванию доходов.

 

Справка: ФАТФ — The Financial Action Task Force (FATF) была создана в 1989 г. по решению стран «Большой семерки» и является основным международным институтом, занимающимся разработкой и имплементацией международных стандартов в сфере противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма. Членами ФАТФ являются 35 стран и 2 организации, наблюдателями – 20 организаций и 1 страна.

 

- Что будет, если мы попадем в этот список?

- Это сильно скажется на и так не столь благополучном экономическом состоянии республики. Инвестиций будет еще меньше. Уже сейчас нашу страну оценивают как страну высокого риска. Только потому, что мы находимся в «сером» списке. Если в стране бардак, полученные деньги разбазаривают и нет никакого контроля, то никто инвестировать не будет ни копейки. Поэтому нужен контроль. В отношении страны, попавшей в «черный» список, ФАТФ принимает меры вплоть до запрета корреспондентских счетов. По мнению ФАТФ, Кыргызстан имеет слабые стандарты по борьбе с отмыванием денег, полученных преступным путем и направляемых на финансирование терроризма. Мы же должны убедить их в обратном, поэтому и вводим данный законопроект.  Нам необходимо вывести страну из «серого» списка. Если парламент примет данный законопроект, то Кыргызстан в октябре 2013-го или в феврале 2014-го (в этот период будут проходить заседания ФАТФ) может выйти из санкционного списка.

 

- Почему тогда ряд НПО так всполошились на этот счет? Собрали рабочую группу, комиссию, оспаривали этот законопроект,  в частности 12 статью. Если все они работают честно, то чего они опасаются?

- Когда мы провели первую встречу с представителями НПО, они заявили, что финансовая отчетность ими ведется, они отдают налог в Соцфонд, налоговую и т.д. Но здесь вопрос заключается в другом: новые стандарты вводятся потому, что, во-первых, есть угроза попадания Кыргызстана в «черный список» ФАТФ. И это уже действительно серьезно. В этом случае страны, соблюдающие стандарты группы, не только могут, но и обязаны применять в отношении нашей страны финансовые санкции.  А это чревато необратимыми последствиями в экономике и финансовом секторе республики. Но произойдет это только в случае невыполнения нами требований международных стандартов ФАТФ. Уже не секрет, что представители НПО  были очень недовольны новым законопроектом и единогласно не поддержали его, сказав, что не будут сдавать подобные отчеты.

- Вам уже известны НПО, которые получают деньги  преступным путем и направляют их  на финансирование терроризма?

- Нет, пока у нас нет таких фактов. Были случаи, когда под видом НПО переводили денежные средства.

- Тогда как вы собираетесь отслеживать, насколько НПО работает незаконно или преступно? Если закон вступит в силу, конечно.

- Проведем оценку рисков, соберем информацию и узнаем их уязвимые места. Подготовим рекомендацию, передадим материалы в ГКНБ, у Финразведки больше полномочий нет. Там уже будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, ликвидации, либо штрафных санкциях.

-На какой стадии законопроект?

- На стадии рассмотрения. Есть один нюанс: мы сократили 12 статью, некоторые моменты подправили.

-Почему сократили? Было давление?

- Не все депутаты поддержали нас. СДПК поддержали полностью, «Ар-Намыс»  частично. Некоторые парламентарии открыто сказали, что законопроект нужно дорабатывать. В чью пользу непонятно. «Республика» и «Ата-Журт»  вообще не рассматривали , потому, что не хотят. Активную позицию по НКО озвучивает только Турсунбай Бакир улуу.  Кроме того, НПО не согласны с этой инициативой, утверждают, что произошла ошибка в переводе с английского языка на русский рекомендаций ФАТФ. Например, Ноокат Идрисов (представитель Международного центра некоммерческого права в Кыргызстане, - Прим.авт) засомневался в правильном переводе пункта «НКО должны публиковать ежегодно отчеты». По мнению Идрисова, имелось в виду не публиковать в СМИ, а «издавать»,  издавать и хранить можно у себя, и показывать интересующимся сторонам. Также были мнения, что этот закон вводится нами для того, чтоб создать тотальный контроль над НПО и избежать еще одной цветной революции.

- Это правда?

- Что касается неверного перевода – да. Так получилось, что неправильный перевод сделали переводчики в Российской Федерации. Вместо правильного перевода  «издавать и хранить у себя» они перевели как «обязаны публиковать ежегодные отчеты». Разница в переводе ощутимая. Но они работают по этим рекомендациям. И 9 государств, которые входят в Европейскую группу, тоже пользуются этим переводом.

-Ну, почему тогда Россия может спокойно работать с «ошибочным переводом» и требовать ежегодных отчетов с НПО и клеймить их «иностранными» агентами, а мы – нет?

- Россия – другая страна с другим режимом и порядками.

- Расскажите еще раз подробнее про пресловутую 12 статью. В прессе о том, что вы ее сократили, нет ни слова. Статью пересмотрели, концепцию изменили, что оставили?

- СМИ мы еще не успели дать информацию. Подправили, в частности, финансовую отчетность. Сам закон был переработан почти на 70%. Было очень много споров и предложений от НПО, Международного Валютного Фонда, поскольку мы с ними работаем, Торгово-промышленной палаты. Но в целом концепция сохранилась. По поводу статьи 12: мы поменяли в ней вторую часть. Как помните, там говорилось о хранении и обязательной публикации органами финразведки результатов финансовой деятельности НПО. То есть о полной отчетности. Мы это полностью исключили и заменили на пункт, гласящий, что НПО формирует и хранит  информацию о своих учредителях, о лицах, получивших денежные средства у себя.

- И нет систематической отчетности?

- Да, только по нашему запросу.

- Почему все-таки пошли на уступки НПО?

- Вы знаете, мы поняли, что закон не пройдет эту редакцию. НПО не хотят разглашать нам эту информацию. Аргументируя даже тем, что у них нет человека, кто бы выполнял эту функцию. Кроме того, большинство депутатов  - сами выходцы из различных НКО. Поэтому, взвесив все, мы решили пойти на уступки, чтобы НПО примирились сначала хоть с такой нормой. Ведь до этого они не сталкивались с такой нормой, как противодействие отмывания денег. Сейчас они подключатся к нашей системе, мы будем работать совместно.  Мы за финансовую прозрачность, откуда НПО получает деньги и куда направляет. В остальное мы не лезем. Поэтому мы пришли к общему мнению – работать совместно.  

- Тогда каким образом вы собираетесь контролировать 20 тысяч НПО в Кыргызстане?  При том, что вам отказались ежегодно давать отчеты?

- Я согласен с вами, их количество огромно для столь маленькой республики. Так как работа будет совместная, мы создадим рабочую группу из представителей крупных НПО, которые работают много лет. Они готовы участвовать в данном мероприятии, мониторить и выявлять более мелкие НПО, к которым будут вопросы и подозрения.

- Выходит, «свои» будут «давить» «своих-же»?

- Ну, грубо говоря, да. «Своих-же», но нечистоплотно работающих.

- Вы согласны с тем, что многие неправительственные организации на иностранные гранты занимаются очернительством страны и ничего хорошего стране не приносят? Цитата не моя, а Вашего сторонника депутата Турсунбая Бакир улуу.

- Я не могу сказать, что это так, потому, что у меня нет фактов.  Но это вполне возможно.

- Я хочу пожелать вам удачи, надеюсь, в скором времени и мы узнаем источники финансирования НПО.

- Спасибо, у нас впереди большая работа.

 Беседовала Анна Мягчилова, спец. Корр. POLIT.KG

 

Справка POLIT.KG

Меньше года назад Госдума РФ приняла поправки к закону «О некоммерческих организациях».  В соответствии с этим законом российские НКО получили статус иностранного агента. Новый закон определяет любую общественную активность как политическую, и требует, чтобы независимые НПО,  живущие на  деньги из-за границы, были и определены как «иностранные агенты». Согласно закону, иностранные агенты должны зарегистрироваться как таковые в Министерстве юстиции и указывать свой статус во всех публикациях в СМИ и в Интернете. При этом им приписаны и другие ограничения.

Конечно,  оппоненты российского президента Владимира Путина утверждают, что главная цель этого закона – заставить замолчать инакомыслящих после целого ряда акций протеста, прокатившихся по России после декабря 2011 года. Критики этого закона считают, что он приведет к ограничению независимости неправительственных организаций, которые финансируются из-за рубежа.

У России есть исторический пример такого иностранного влияния: всем известно, на какие деньги была совершена Октябрьская революция 1917 года, и кто подкармливал деньгами большевиков в годы первой мировой войны. И Россия не желает, чтобы подобное повторялось.

Специальный советник представительства Freedom House)  в Кыргызстане (которая тоже финансируется из-за рубежа) Алмаз Эсенгелдиев  считает 12 статью дискриминирующей: «Такие изменения создадут предпосылки для незаконных проверок гражданских организаций, как это уже происходит в России. Разумеется, мы обеспокоены такой тенденцией и опасностью того, что Кыргызстан может пойти по российскому пути. Одной из основных целей двух последних народных волнений в стране было как раз недопущение такого рода преследований представителей гражданского сектора. Поэтому мы выражаем свою обеспокоенность, чтобы Кыргызстан не повторял чужих ошибок в этом вопросе».

Роль НПО в кыргызских «революциях» еще предстоит внимательно изучить, но на транспарантах митингующих ни в марте 2005, ни в апреле 2010 года не было лозунгов о защите НПО, или требований прекратить преследования их лидеров. Как раз наоборот: правозащитные НПО помогали раскачивать и правление Акаева, и  режим Бакиева. И это им неплохо удавалось. И сами НПО родились благодаря демократическому курсу первого президента страны.

Контроль за деятельностью НПО, финансируемые из-за рубежа, сложно назвать «ошибкой». Это скорее защитная функция государства, которое стремится к сохранению своего статуса, и ревностно относится к попыткам общественности контролировать государственные институты. К примеру,  Армения усиливает контроль над НПО не столь активно, как Россия, а плавно. Власти Армении заявили, что намерены способствовать росту и развитию гражданского общества, но многие неправительственные организации подозревают, что новая план-стратегия предназначена только для того, чтобы усилить контроль над ними.

Схожий с нашим закон в отношении НПО был принят 4 года назад в Туркменистане. Власть ввела жесткое финансовое регулирование для НПО - новые правила, введенные с целью предотвращения легализации  преступных  доходов. Парламент этого  государства принял закон о противодействии легализации доходов и финансированию терроризма. Это значительно осложнило жизнь и сократило и без того небольшое количество неправительственных организаций в Туркменистане.

В Германии же все наоборот. Там  контролем за работой чиновников успешно занимаются  НПО.  Но в этой стране изначально очень сильны общественные организации, да и менталитет народа совершенно иной.

Выходит, речь целесообразно вести не столько о положениях нового законопроекта, сколько в целом о системе правоприменения. Ведь не новые положения сами по себе беспокоят гражданских активистов,  а возможность применения этих механизмов контроля в коррупционных целях. Но это, согласимся,  уже другая тема. Коррупция, как и политические преследования, существовали и существуют в любых правовых условиях. А законы типа предлагаемого выступают чаще НЕ как вспомогательное средство для осуществления преследований или ограничения деятельности, а как индикатор готовности общества противодействовать диктатуре, тоталитаризму, коррупции.  И если уж сами инициаторы-разработчики законопроекта отступают  под нажимом НПО, а депутаты  боятся этот законопроект даже рассматривать – индикатор противодействия коррупции и тоталитаризму уже давно горит красным цветом!

Версия для печати   |   Просмотров: 2440   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная