POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Суббота, 17 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Несладкая судьба кыргызских сахарных заводов

28.08.2013 18:43 - Polit.kg

В Советском Союзе  Кыргызстан занимал одну из лидирующих позиций по производству сахара. Это было обусловлено благоприятными климатическими условиями для выращивания сахарной свеклы и количеством промышленных предприятий по переработке сладкого корнеплода. Сегодня из  четырех больших сахарных заводов остались  два,  маленьких! Почему? Об этом POLIT.KG расспросил главного директора сахарного завода «Кайынды кант» Дуйшенкула Матеева.

 

Начнем с того, что в Кыргызстане сахарная отрасль представлена предприятиями только в Чуйской области. Это ОАО «Каинды Кант» в Панфиловском районе, ОАО «Кошой» и АО «Ак-Суйский сахарный комбинат» в Московском, и ОАО «Апросах» в Жайылском. Из них последние два простаивают не первый год, а выжившие  ограничиваются мизерными объемами производства. Мало того, из двух действующих предприятий переработкой сахарной свеклы и производством сахара-сырца занимается только ОАО «Каинды Кант», поскольку сладкого корнеплода выращивается ничтожно мало.

«Мы сейчас вплотную готовимся к приему сахарной свеклы, до уборки сладкого корня остается уже месяц, - рассказывает Дуйшен Матеев, -  Завод «Каинды кант» начнет прием сахарной свеклы с 1 октября. Все приемные пункты уже готовы. За тонну сахарной свеклы сельхозпроизводители могут получить 2,9-3 тысячи сомов, или от 71 до 78 килограммов сахарного песка в зависимости от района выращивания. Завод готов принять урожай свеклы до последнего килограмма».

 

Себе дороже

- Расскажите, почему наш  каиндинский сахар дороже, чем ввозимый (китайский, российский, украинский)?

- Вообще, на сахар существует  один ГОСТ. И стоить он должен примерно одинаково. Может, потому, что у людей сложилось такое мнение, что наш сахар слаще, и им кажется, что он дороже, - улыбается Матеев.

- Как раз таки им это не кажется. Это факт. Украинский сахар стоит 45 сомов, каиндинский – 49-50. Разница в 5 сом с килограмма. Почему? Себестоимость выше?

- Да, угадали. Основной проблемой в сахарной отрасли является высокая себестоимость производства. Завод не прочь увеличить выпуск свекловичного сахара. Тем более,  что наш сладкий продукт даст фору любому завозному. Однако высокая себестоимость делает продукцию неконкурентоспособной на рынке. Завозной тростниковый сахар на базаре можно купить по более низкой цене. Поэтому ввозить его прибыльно. Вот и приходится констатировать, что импортный сахар кормит бюджеты других стран. Но факт, что наш сахар слаще и лучше неоспорим.

Напомним, что еще в 2011 году тревогу бил министр сельского хозяйства Торогул Беков. Он просчитал, что производить сахар в Кыргызстане гораздо дороже, чем в других странах, где сладкий песок производят из сахарного тростника. Он отмечал, что такие страны, как Куба и Бразилия постоянно увеличивают посевы сахарного тростника, так как его переработка требует меньших затрат, чем сахарной свеклы.

Получается, что, имея собственное сахарное производство, Кыргызстан вынужден закупать сахар у Беларуси, Украины, Казахстана, Азербайджана, Австрии и других.

Кроме этой причины, проблема высокой себестоимости сахара связана с дороговизной  газа. По словам Дуйшенкула Матеева, в производстве затраты на топливо составляют более 30 процентов. «У нас очень высокие цены на газ. Выше, чем в странах, которые везут нам сахар. При этом мы боимся повышения цен на газ, о котором постоянно слышим. Тогда производить сладкий продукт у нас станет просто невыгодно», - сетует Дуйшенкул Матеев.

Но есть и еще одна причина, из-за которой кыргызстанцы вынуждены переплачивать за сахар: «На заводах России, Белоруссии и Украины давным-давно все переделано на современный лад. У них используется минимум человеческого ресурса – все делает автоматика. А нам пока приходится платить каждому работнику завода, фермеры платят за ручной труд наемных рабочих, а это занимает до трети всех расходов на урожай».

По словам фермера хозяйства «Туран» Турусбека Уметбаева[1]сахарное производство – довольно хлопотное дело: «Многие фермеры не знают, как работать с гербицидами, поэтому используют ручной труд.  Для прополки одного гектара поля нужно 20 работников, каждый берет по 400 сомов в день плюс дорожные расходы. В итоге прополка только одного гектара обходится как минимум в 10 тысяч сомов. А нужно прополоть дважды. Потом начинается уборка. На всю республику только 2 свеклоуборочных комбайна, остальные фермеры нанимают рабочих. За уборку платят по 450 сомов в день, за день урожай с одного гектара убирают примерно 30 человек. Итого в 2012 году затраты на каждый гектар поля составили в среднем 70-80 тысяч сомов. Чтобы их окупить, нужно собрать с гектара как минимум 30 тонн».

В результате отечественного сахара на рынке только 10 процентов от потребности в 136 тысяч тонн в год. Остальное закупается в Беларуси, России, Австрии и других странах. Сейчас в страну завозится сахар на $80 млн. долларов. Хотя Матеев обещает, что с сентября ситуация должна немного улучшиться. Проблему высокого уровня производства «тормоза» решают сами акционеры завода, привозят технику из-за границы и отдают в лизинг крестьянам: «В прошлом году мы взяли комбайн у Германии и отдали в лизинг фермерам на 5 лет. Также восстановили советский комбайн. В прошлом году, кстати, полностью обновили сырьевую базу – теперь  сажаем исключительно немецкими семенами сахарной свеклы. Сейчас проводим переговоры с Турецкой республикой на поставку нового оборудования. Провели семинары для фермеров, где рассказываем им про приборы, обрабатывающие свеклу без помощи ручного труда. Когда-то же у нас будет такая техника! Мы понимаем, что только в Кыргызстане осталась эта практика. Тем не менее, производство свеклы – самое выгодное и прибыльное из всех сельхозкультур». 

-Тогда почему же государству выгодно продавать в частные руки такое выгодное производство?

- Потому, что можно ничего не делать и собирать хорошие налоги. Но это мое мнение.

- Дуйшенкул Курманович, расскажите, как завод перешел в частные руки, почему?

- Потому, что государство наше – плохой менеджер. Оно не смогло самостоятельно развивать завод и дать ему работать. Хотя в малоразвитых государствах так и делается.  С момента крушения Союза предпринимались различные попытки спасти завод.

- Кто его спас сейчас? Местный бизнесмен или иностранный?

- Завод был основан в 1963 году и во времена СССР считался одним из ведущих. До 2000 года он принадлежал государству, во времена правления первого президента Аскара Акаева  акции выкупили казахские бизнесмены. Позже, в 2005 году, завод стал принадлежать россиянам (российская финансово-промышленная группа «Альянс»), далее была попытка реприватизации завода со стороны государства. После того, как завод выкупили казахи, он еще пару лет работал, по инерции. Деньги в развитие производства не вкладывались, новое оборудование не завозилось. Россияне также не вложили в завод ни копейки. В 2008 году он вообще был закрыт. Через год, в 2009 году, акции выкупили кыргызстанские бизнесмены, которые потихонечку налаживают производство сахара в стране, потерявшее былые масштабы после распада Советского союза.

- Сколько вложено в покупку оборудования, о котором Вы говорили ранее?

- В 2010 году хозяева вложили $1,5 млн. на новое оборудование, в 2011 – $1,2 миллиона, в 2012 – $4,5 млн. Сейчас около 30% оборудования автоматизировано. Все это делается на кредитные средства, и пока завод не начнет нормально функционировать, дохода не будет.

- Что значит «нормально функционировать»?

- Имеется в виду переработка сахарной свеклы в большом количестве. Завод имеет мощность в 350 тыс. тонн в год, тогда он сможет выйти на самоокупаемость и зарабатывать достаточно средств. Однако на данный момент на переработку поступает порядка 100 тыс. тонн сахарной свеклы.

Из-за низких урожаев фермеры могут дать небольшие объемы производства сахарной свеклы, а повысить урожайность невозможно из-за отсутствия квалифицированных специалистов и современной техники.

Для справки: статистика завода гласит: В 2010 году было переработано 128 тыс. тонн, в 2011 – 152 тыс., в 2012 – 100 тыс. тонн. Чтобы вывести завод на самоокупаемость, этого мало. Если в этом году завод получит 200 тыс. тонн на переработку, то сможет покрыть расходы. «Сейчас завод работает над тем, чтобы привлекать крестьян к свеклосеянию, для этого мы установили достаточно выгодные для них условия. Если раньше крестьянам выплачивали деньги исходя из качества свеклы, то сейчас этот пункт убран. Крестьяне независимо от сахаристости свеклы получают 3 сома за килограмм», - поясняет Матеев.

Если сравнить завод «Каинды Кант» с заводом, о котором мы рассказывали вам ранее,  может увидеть большую разницу. По сравнению с еле стоящим «на ногах» кабельным заводом, находящимся, кстати, совсем рядом, жизнь на сахзаводе «кипит». Если на предыдущем предприятии нам удалось встретить всего одного рабочего,  сторожа и собачку, то здесь просто негде было припарковаться – кругом стояли машины сотрудников завода. Мужчины и женщины в отглаженных костюмчиках как раз получали зарплату в бухгалтерии.  Директор вел переговоры. Тем не менее, несмотря на то, что завод более «живой», на сегодня он перерабатывает лишь 100-150 тонн сахарной свеклы в год. Однако, может перерабатывать порядка 350 тыс. тонн. Рынок страны на данное время обеспечен кыргызским сахаром лишь на 15 %, об экспорте говорить не приходится. Для того чтобы привлечь больше крестьян, нужно менять систему  в целом. Многие крестьяне, занимавшиеся выращиванием сахарной свеклы, отказались от данного вида деятельности ввиду нерентабельности.

Сходство у обоих заводов одно – предприятия нуждаются в поддержке. Хотя бы в небольшой протекции со стороны государства, которая может выражаться в установлении более высоких пошлинах на импортируемый продукт.  Правительство обещало ввести 30% пошлину на ввоз сахарного тростника, но  решение этого вопроса  затягивается. Теперь остается только вспоминать, что когда-то, при Советском союзе в стране работало 7 сахарных заводов, которые обеспечивали весь Кыргызстан и экспортировали сахар в Казахстан.  

 

Анна Мягчилова, спец.корр. POLIT.KG

 

Для справки:

Почему коричневый (неочищеный) сахар  дороже, чем белый?  Относительный вред от коричневого сахара меньше, чем от белого, за счет содержания в коричневом сахаре минералов и микроэлементов .

В конце XVIII века в результате наполеоновских войн и континентальной блокады тростниковый сахар из английских колоний перестал поступать в Европу. Тогда вспомнили об открытии немецкого химика Маркграфа, который еще в 1747 году обнаружил сахар в свекле. Наполеон даже учредил огромную по тем временам премию в миллион франков тому, кто найдет рациональный способ получения сахара из свеклы. В XIX веке решение было найдено, и с тех пор на мировом рынке сосуществуют с переменным успехом два главных вида сахара — свекловичный и тростниковый, в чистом рафинированном виде ничем друг от друга не отличающихся.

Тем не менее, некоторое различие все-таки есть. На первой стадии производства любого сахара (уваривание сока) получают сахар-сырец, и вот тут разница уже весьма ощутима. Тростниковый, чья буроватая окраска объясняется примесью мелассы — обволакивающей кристаллы темно-бурой сиропообразной жидкости со своеобразным запахом — вполне пригоден к употреблению (если, конечно, получен в надлежащих санитарных условиях и очищен паром), а свекловичный — на вкус неприятен. Различается и меласса — тростниковую едят и широко используют для производства рома, а свекловичная годна только на корм скоту.

Лет двадцать назад группа западных диетологов выразила мнение, что классическому очищенному белому сахару лучше предпочесть коричневый тростниковый, прошедший минимальную промышленную обработку. Такой неочищенный продукт сохраняет в своем составе ценные вещества и даже приносит некую пользу человеческому организму, так как благодаря содержанию мелассы обладает целым комплексом полезных микроэлементов: кальцием, магнием, железом, фосфором, калием, хотя по калорийности слегка превосходит обычный белый.



[1]http://www.24kg.org/economics/144120-saxarnaya-saxara.html

 

Версия для печати   |   Просмотров: 2259   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная