POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Среда, 21 ноября 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Валентин Богатырёв: «Правящая коалиция отказалась от правящего статуса»

12.11.2013 13:31 - Polit.kg

В конце прошлой недели в Институте общественной политики прошёл круглый стол «Правящая коалиция», который подвёл черту под трёхгодичным экспериментом «парламентаризации»  Кыргызстана. Предлагаем Вашему вниманию два наиболее ярких выступления.

 

Дастан Бекешев, депутат ЖК КР от фракции «Ар-Намыс»:

Поскольку я сам являюсь одним из участников правящей Коалиции как член фракции «Ар-Намыс», я могу рассказать, как она работает. Периодически проходят заседания Совета Коалиции, куда избираются по 3-5 депутатов от каждой фракции. Вместе с лидерами собирается 16-17 человек. Они рассматривают разного рода вопросы, но общество знает, что получается это у них не очень хорошо – по той причине, что там имеются противоречивые мнения по целому ряду проблем. Например, до сих пор нет единой позиции по Кумтору: одна из коалиционных фракций взялась поддерживать оппозицию. Даже в одной фракции могут быть представлены разные интересы. Поэтому Коалиция существует сегодня больше де-юре, чем де-факто. Она никак не проявила себя при избрании Омбудсмена: каждый голосовал сам за себя. Таким образом, за более  чем годовой промежуток времени каких-то кардинальных сдвигов я просто не вижу. Нет даже реальных консультаций с Правительством: там говорят, что парламент сам виноват, не проводя работу с депутатами. То есть идут лишь взаимные обвинения.

 

Валентин Богатырёв, руководитель аналитического консорциума «Перспектива»:

Для меня вовсе не удивительна та оценка, которую дал ситуации Дастан Бекешев. Прежде всего, мы должны понять, что для нашего случая правящая коалиция является условностью, фикцией. Причём, в трёх смыслах:

1) Конституция формулирует это как парламентское большинство, которое может сформироваться либо как одна фракция, имеющая большинство мандатов, либо как коалиция фракций, официально объявившая о создании такого объединения. Ни того, ни другого у нас нет. То, что мы имеем как парламентское большинство, - это объединение многочисленных депутатских групп из самых разных фракций, часть которых представлена как фракции (а на самом деле является лишь их частью), а часть – образованиями, сложившимися уже постконституционным образом.

2) Сам по себе факт большинства у нас ещё не означает правящего статуса. В противном случае именно Коалиция бы принимала ключевые решения. А этого не происходит. По крайней мере, не происходило в этом парламенте ещё ни разу. Здесь мы имеем три ситуации: либо это одна фракция (СДПК), либо при принятии решений вообще не присутствует фракционный фактор (пример – решение кумторского вопроса), либо – и это самый распространённый случай – решения принимаются коалицией депутатских групп, которая совершенно не совпадает по объёму и конфигурации с формальной Коалицией большинства. Есть только один случай принятия действительно коалиционного решения – это соглашение о разделении должностей, которое заключается при формировании правительства.

3) Самое важное. Что является цементирующим основанием для этой так называемой «Коалиции»? Помимо Соглашения о разделении должностей, это лишь согласие с президентским доминированием, то есть отказ от реального правящего статуса. Можно сказать более жёсткими словами: участники Коалиции продают за те должности, которые им выделяются, своё право на власть. Все, кто согласен с этим, предают парламентаризм как таковой. То есть, статус страны с парламентским правлением исчезает. Обратите внимание, кто ведёт себя таким образом – это два самых рьяных борца за парламентаризм на словах: Текебаев и Кулов. СДПК и «Ата-Журт» по отношению к парламентаризму ведут себя ещё более-менее порядочно, поскольку они его и не считают подходящим для нашей страны. Про «Республику» вообще не говорю: это не партия, а политическое акционерное общество. Там своего отношения к парламентаризму просто нет.

В общем, смысла обсуждать правящую Коалицию просто нет. Год-два назад у многих ещё были иллюзии относительно того, что в нашей стране решили назвать парламентаризмом. Сегодня всем ясно: в политическом смысле не существует и самого Жогорку Кенеша. У него нет ни собственной политической повестки дня, ни самостоятельной законодательной линии, ни даже хоть сколько-нибудь внятной позиции. ЖК играет одну роль, которую я бы сравнил с ролью ШОС: это инструмент для сдерживания упакованных в парламент политических сил от того, чтобы они окончательно не разодрались. Если же говорить о не-политических ролях парламента, то их несколько. Наиболее интересной мне представляется роль этакой «барской конюшни для порки провинившихся». Все эти уголовные дела, связанные с депутатами, посадки, вынужденные эмиграции являются колоссальным воспитательным фактором, оздоравливающим  саму атмосферу власти. В этом-то и состоит историческая миссия нынешнего Жогорку Кенеша. Другая роль парламента – это сохранение на некоторое время необходимых стартовых позиций для политического переформатирования. Все понимают, что ни одна из политических партий, кроме СДПК, не имеет в Жогорку Кенеше безусловных шансов на то, что ей удастся побывать в следующем составе. Поэтому они используют парламентскую площадку, чтобы хоть как-то поднять электоральную потенцию, участвуя в парламентских акциях типа дела Батукаева или Кумтора. Другие пытаются конвертировать свой нынешний депутатский статус в места в новых политических партиях. Депутаты двух фракций частично, а двух – полностью уже разбежались по новым партиям. Наконец, ещё одна важная роль парламента – это демонстрации того, каким не должен быть парламентаризм. Она обязательно приведёт к конституционным изменениям.  Вопрос  только в том, какими они будут и не испортит ли этот парламент отношение к нему в нашей стране и у наших внешнеполитических партнёров окончательно.

Относительно судьбы нынешней Коалиции можно сказать следующее: ни для кого, кроме Жанторо Сатыбалдиева, не имеет никакого значения, сохранится она или распадётся.  Для него это тем более обидно, что будущая Коалиция будет определяться совершенно независимо от того, как работает правительство, им сформированное. Ключевой точкой в изменении судьбы Коалиции будет точка старта в выборной кампании. Я имею в виду реальный, а не формальный старт. Сейчас ситуация осложнилась тем, что Садыр Жапаров, запуская комиссию по Кумтору, действовал в логике совершенно не политических интересов и сорвал всех этих политических бегунов в фальстарт.  Они были вынуждены «побежать», хотя было ещё рано. Второй фальстарт организовали Равшан Жеенбеков и Исмаил Исаков с делом Батукаева. Те, у кого не выдержали нервы, сорвались и здесь – разумеется, с неприятными последствиями для себя. Получилось так, что в логике предвыборной борьбы эти две темы миновать нельзя, а по времени – рано. Особенно для тех, кто не был в оппозиции: я имею в виду партнёров СДПК по Коалиции, а также партию Бабанова, если та останется. Поэтому, несмотря на высокий накал, невольной жертвой которого чуть не стал Жеенбеков, ничего не произойдёт.

Сейчас раскручивается тема «сноса» Президента Атамбаева. Отчасти это имеет отношение к вопросу о правящей Коалиции, потому что рассматриваются сразу несколько антиатамбаевских стратегий. Одна из них заключается в развале нынешней Коалиции и создании Коалиции без СДПК. С последующим, как говорят авторы этого плана, «восстановлением конституционного статуса и парламента, и Президента». Мне кажется, что такая парламентская стратегия атаки на президента – самая маловероятная. По мере появления всё большего числа противников Атамбаева (в том числе, и жертв антикоррупционной работы), на первое место выходят сценарии и стратегии более радикальных решений. Здесь и вариант импичмента, заявка на который уже сделана, и силового возвращения Президента в формальные рамки Конституции, и вариант революционного изгнания. События последних месяцев показывают, что это не такие уж и фантастические сценарии. Организация беспорядков одновременно в нескольких точках легко деморализует исполнительную власть, да и правящую элиту в целом. Попытки предпринимались уже дважды: проблема только в том, что противники Президента не сорганизовались. Однако, долго так продолжаться не будет. Существует уже и время предполагаемой операции по «принуждению к Конституции»: это весна 2014 года. Полагаю, что к тому времени обострится ситуация вокруг Кумтора, а свой вклад в это внесёт и Правительство.  Вот тогда партиям, для которых спасение видится только в протестном электорате, можно будет разваливать Коалицию и переходить в оппозицию. При этом, для того же «Ата-Мекена» вхождение в следующую «оппозицию» в канун выборов категорически противопоказано, но они будут вынуждены пойти на такой шаг. Договориться о партнёрстве с Атамбаевым за счёт его административного ресурса не удастся.

Возможно ли противодействие этим сценариям со стороны Президента или мы неизбежно катимся к очередной революции? Я думаю, что всего этого вполне можно избежать, если позаботиться о некоторых слабых местах. Прежде всего, это окружение Президента. Атака на тех, кого можно назвать его командой, нарастает на глазах, и не все атакуемые могут оказаться безупречными. К тому же накапливаются ошибки и просчёты.  Поэтому я бы посоветовал Атамбаеву просто сменить команду, приведя новые силы. Вторая серьёзная проблема – это избирательность антикоррупционной кампании. Если уж Президент стремится демонстрировать решительность в наведении порядка, то это надо делать без исключений: не жалея тех, кто считается «своими». Иначе это будет не более, чем борьба с политическими противниками, что является хорошим стимулом для объединения последних. Те могут сотрудничать только с целью снесения власти. В 2005 и 2010 годах была ровно такая же ситуация. Наконец, исключительно  важна позиция самого Президента. Он должен выйти из приятного образа Дон-Кихота, который борется с врагами в одиночку, и опереться на более широкий общественный круг. Иначе все его жёсткие словесные эскапады повиснут в воздухе, не найдя необходимой поддержки и не принеся ему всенародной любви. Я точно знаю, что без всенародной любви настоящей борьбы с коррупцией у нас всё равно не будет.  

POLIT.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1544   |   Все статьи

Мы и мир

23.03.2018 19:20
Учебники по истории должны отражать неразрывную связь  Крыма с Россией

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании «круглого стола» Российского исторического общества, посвящённого четвёртой годовщине воссоединения Крыма с  Россией и  презентации двухтомника «История Крыма», созданного Институтом российской истории РАН.           

Открыл мероприятие председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин. В работе «круглого стола» приняли участие директор Института российской истории РАН Юрий Петров, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Леонид Слуцкий, председатель Законодательного Собрания города Севастополя, председатель Совета отделения Российского исторического общества в Севастополе Екатерина Алтабаева, директор Центрального музея Тавриды,

Опрос



Главная