POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 24 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Что такое радикальный ислам и как он относится к другим религиям?

30.03.2016 11:05 - Polit.kg

В гостях у POLIT.KG Мыктыбек Арстанбек, известный общественный и религиозный деятель Кыргызстана.

- Что такое радикальный ислам в вашем понимании, и чем он отличается от ислама нерадикального?

- Ислам, как любое мировоззрение един, един во всем. Только каждый смотрит на него по-разному и каждый видит то, что хочет видеть. Кто-то хочет видеть ислам политический, кто-то как обрядовый, кто-то как идеологическую площадку. Ислам – это система, которая дана Творцом человеку для организации его жизнедеятельности. Человек – это не продукт эволюции, мы созданы в утробе матери Создателем. И Создатель дает человеку матрицу – как ему жить на этой земле. Вот эта матрица и есть Религия. Она менялась от сотворения земли и называлась по-разному: был иудаизм, потом христианство, и вот последняя религия – Ислам. И человек должен формировать при помощи религии свою ценностную оболочку, поскольку является социальным по своей сути. Что делает человека Человеком? Его ценности. В религии 5 основных ценностей: это разум человека, его достижения, его будущее поколение, его честь, его религиозная жизнь. Эти ценности и нужно оберегать. Если что-то выпадает из его жизни – начинается деградация человека. Поэтому религия и учит, что есть плохо – харам,  и что есть хорошо? Харам – это не просто свод запретов, но это и есть забота о ценностях человека. К примеру, мужчина женится на мужчине – это что? Это противоестественно, потому и является харам. И религия этими запретами держит крепость общества.

Вот теперь что такое радикализм? Политизация религии и приводит к радикализму. Есть три основных понятийных категорий: человек, его жизнь, и все то, что обеспечивает его жизнь. Философия объясняет, кто такой человек, что есть его жизнь, и что окружает его жизнь? Миропонимание основывается на науке, на практике. Другой источник информации – это божественное начало и человека, и его жизни, и всего того, что его окружает. Творец через своих пророков объясняет все. Но религия не основана на науке, не основана на практике. Философское мировоззрение – продукт человеческого мышления, религиозное мировоззрение – продукт божественной информации. Между ними конфликт. Основной вопрос философии: что первично – дух, или материя, есть бог или нет бога?

Радикализм – это то, что не нравится философии. С точки зрения религии, то, что ей не нравится тоже считается радикализмом. Сегодня что такое религиозный экстремизм? Это то, что не нравится демократии. Это разные мировоззрения. Если демократия считает, что женщина и мужчина равноправны, то ислам говорит: нет, они не равноправны. Они суть разные. Чтобы быть равноправными, мужчина тоже должен рожать. Но этого не происходит. Женщина не может быть счастлива так же, как мужчина, у нее своя природа, свое понимание счастья. Но ислам говорит, что должна быть справедливость: и мужчина должен быть счастлив как мужчина, и женщина – как женщина. Демократия с позиций светского понимания это называет радикализмом.

- А нет ли в таком понимании справедливости мужского деспотизма, эгоизма?

- Что мы посадили женщин за дувалы, надели на нее паранджу? Но одежда – естественная оболочка женщины, одежда ее защищает от мужской вожделенности и стресса.   И таких моментов очень много. Вот гомосексуализм это что? С точки зрения религии это радикализм! А забивание камнями проститутки – это тоже радикализм с точки зрения демократии. Вот вопрос  только в том, с какой стороны смотреть на те или иные явления нашей жизни.  

Ислам учит любить людей. Всех. И все сотворенное Господом мы обязаны любить. Но есть одно «Но». Любить – это не означает соглашаться со всем. Утверждать Истину – это совсем другое. Я могу любить христианина как человека, как творение Бога, но при этом я могу не соглашаться с его мировоззрением, я могу предложить ему альтернативное мировоззрение. Так же и христианин обязан любить, к примеру, буддиста, хотя это совершенно разные доктрины. Но это вовсе не означает, что он должен соглашаться с его видением мира. И это не означает, что мы должны воевать!

- Но именно это несогласие с мировоззрением других людей и порождает конфликты! Как разрешать это противоречие, если человек выбрал не те ценности, которые, скажем, дороги исламу?

-     Ничего страшного. Мы уважаем выбор каждого человека и должны с ним считаться. Именно поэтому во всей истории ислама христианство процветает. Ислам гарантирует спокойствие и верующим, и неверующим.

В чем суть демократии? В народовластии. Народ через своих представителей во власти устанавливает такие законы, которые ему нравятся. Демократия по своей сути компромиссная система, и она не ориентирована на  духовность, она ориентирована на рынок. Демократия обслуживает рынок, ее главная ценность – капитал. Все остальное ей не важно.  Все дозволено. Лишь бы не страдал капитал, рынок.

Суть ислама в поклонении Творцу. Это жизнь по Его законам. Да, в исламе есть место рынку, но он не главное в этом мировоззрении. Но когда ислам начинает мешать рынку, демократия называет это радикализмом. И совершенно забывают о свободе слова, свободе передвижения, свободе вероисповедания и прочих свободах. Таким образом, все эти свободы лишь фикция. Если свобода слова мешает рынку и капиталу, ее просто запрещают.

- Вы утверждаете, что мирное сосуществование демократии с исламом – временное явление?

- Да. Народы должны будут определиться: или строить светское государство, или религиозное с опорой на традиции и обычаи, или чисто религиозное. Почему-то в качестве чисто исламского государства нам приводят в пример Афганистан, а не высокоразвитые арабские султанаты. Уже четверть века наш народ не может думать о развитии. Почему? Человек начинает думать о развитии тогда, когда он спокоен. А у нас нет спокойствия. Люди даже не могут сформулировать ответ: что такое развитие? Демократия показывает экономический рост как развитие, но на самом деле это всего лишь чисто экономическая категория, которая не предполагает развития человека, общества. О каком развитии можно говорить, если человек становится волком, рвачем, рушит и губит все подряд?

- С этим трудно не согласиться. Вроде мы все стали богаче, чем 20-30 лет назад. Но при этом видно, как упал уровень образования и образованности людей. Мы обкрадываем себя нравственно и духовно…

- Мы убиваем себя, свое будущее, своих детей!   Кыргызстан мог бы быть гораздо сильнее, взяв в помощники ислам.

- Мыктыбек, вы хорошо говорите об исламе. Но что  же такое ИГИЛ, другие экстремистские религиозные течения? Сегодня люди не видят разницы между экстремизмом и радикализмом.

- Ислам меня научил не говорить о том, чего не знаю. Информация слишком однобокая. Я могу ошибаться, но полагаю, что все это политический проект, это не то государство, которое должно быть у мусульман.

Хизб-ут-Тахрир я знаю. Это обыкновенная политическая партия, такая же, как коммунистическая, у которой есть платформа, программа. Разница только в платформе и программе. Эта международная политическая партия, ставящая своей целью построение мирового халифата. Она на легальном положении более чем в 70-ти государствах. Во многих странах даже заседают в парламентах. Но в странах Средней Азии эта партия запрещена. Эта партия очень опасна для демократических государств. Это говорит о том, что демократическая мысль боится выходить на поединок с политической мыслью ислама. Практика всегда проигрывает перед божественным началом.

- Может ли современное светское государство вести равноценный диалог с духовенством?

- Конечно. Счастье человека – вот основа для диалога. Чистый ислам – это и есть счастье человека. Договорятся, очень хорошо. Не знаю, насколько долго продлится мирный диалог. Может, столетия. Все зависит от мудрости людей.

- Какова религиозная ситуация в Кыргызстане? Насколько сильны те или иные религиозные традиции и организации, мировоззрения и заблуждения?

- Я скажу так: Бог бережет Кыргызстан. У нас шикарная свобода и при этом нет радикализации. Я думаю, что есть силы, которые так хотят видеть религиозный радикализм в Кыргызстане, но никак не находят его. Это подарок Бога нашей власти, что мусульмане не радикализируются в нашей стране. И власть должна этим положением воспользоваться, она должна найти ту модель, которая выстроит отношения между властью и протестным слоем населения.

Как-то я полемизировал с одним законотворцем из Жогорку кенеша по вопросу закона о религии и спросил, считает ли этот закон, что Бог есть? Такой вот простой вопрос. Что есть религия: продукт божественный, или человеческой мысли? Он долго думал и все же сказал, что религия – интеллектуальный продукт человечества. Я ответил: твой закон о религии работать не будет. Потому, что верующая часть населения так не думает, она считает, что религия от Бога. И если хочешь, чтобы твой закон работал, ты должен создать такой закон, который признавал бы, что религия – от Бога. И только тогда можно будет построить добрые отношения между государством и верующими. Таким образом, пока такие отношения в Кыргызстане так и не построены. Религиозным фактором пользуются на выборах, что-то пытаются предпринять против сектантства, но особых достижений нет.

- Насколько в Кыргызстане сильно влияние турецкой модели ислама? Многие именно ее ставят в пример…

- Я не скажу, что влияние турецкой модели сильно.  Многим импонирует ислам по-турецки, но это разные вещи. Да, мы любим носить галстуки, любим автомобили, любим светские одежды и прочие блага цивилизации. Но мы должны четко отличать религиозное влияние, которое не тормозит прогресс, но способствует прогрессу. Турецкий опыт мобилизует ислам  для развития общества.

- Но сегодня в самой Турции масса проблем, и в самой Турции не все согласны с таким курсом на исламизацию, какой проводят нынешние власти. Тем более, если учесть террористические атаки, которые все чаще наносят как раз те силы, которые называют себя исламскими!

- Наверное, так и должно было случиться. Люди часто убивали своих пророков. Всегда находятся силы, которым что-то не нравится, и они начинают «раскачивать лодку». В этом суть испытания, как мы к этому отнесемся…

- И как мы должны к этому относиться?

- Мы не должны допускать ничего подобного. Бог нам даровал такой менталитет – мы не кровожадный народ. Мы можем безболезненный переход совершить, через диалог к исламской модели. При этом внешне не будет никаких изменений, мы должны менять по своему отношению к Богу.

- Как при этом должны выстраиваться отношения с другими религиозными конфессиями и течениями?

- Гораздо лучше, чем выстраиваются сейчас. Потому что ислам учит любить людей, будь они христианами, иудеями.

- Повторяю, сегодня многие боятся ислама, потому что в мире творятся многие  страшные вещи под его именем. Как вернуть исламу его имидж?

- Хороший вопрос. Что сегодня портит демократию? То, что на самом деле нет свободы слова. Я не говорю о цензуре или каких-то запретах. У нас идет подмена понятий. Я рассматриваю свободу слова как полную информацию обо всем, в том числе и об исламе. Только после полной информации об исламе люди могут определиться, в каком обществе им жить? А мы сегодня об исламе ничего не говорим, ничего не объясняем, а только ругаем. Мы уже столько лет бьемся, чтобы наладить  преподавание не ислама, а религии, нужно дать человеку веру. А потом сам человек пусть решает, какому богу молиться? Кто захочет быть христианином – пусть будет, кто хочет быть мусульманином – пусть будет. Но нет полной информации, нет выбора.

- Как в таком случае вы оцениваете работу нашего Духовного управления мусульман Кыргызстана? Как-то прошла информация, что уровень подготовки исламского духовенства невысок…

- А кто должен готовить?  Мы закрытая страна для религии. Свобода есть, но религиозной информации нет. Мы предлагали муфтияту организовать открытие у нас религиозной аспирантуры, чтобы у нас здесь была научная мысль. У нас нет ученых-исламоведов, нет научных лабораторий. Да, у нас есть теология, но она не означает духовенство.

-  Ваше мнение, насколько ислам открыт для трансформации, осовременивания?

- А технология приготовления плова сильно изменилась? Так и ислам. Он для человека. Ислам – это регламент поведения человека. В любых  исторических эпохах он не меняется. Я каждый день читаю Коран и понимаю, насколько он современен. Это мы отстаем от Корана. Мы настолько одичали, что не знаем элементарные вещи, элементарные рекомендации Творца.

- А на все ли вопросы можно ответить с позиций священной книги?

- Конечно. Бог на то и Бог. Он взял на себя организацию жизни человека. Вы думаете, он что-то недодал? Просто человек может сам что-то недопонимать.

- А могут ли нынешние священники помочь верующим правильно понять наставления Господа?

- Это зависит от многих факторов. Во-первых, это религиозная свобода самой среды. Сегодня это есть. Наш уровень понимания ислама сейчас как бы в пеленках, и сегодня уровень наших религиозных деятелей удовлетворяет религиозный спрос. Но пройдет время, и возникнут гораздо более серьезные вопросы, и вот смогут ли наши богословы тогда дать ответ?

- В России очень активно используют религиозные чувства верующих и в утверждении государственности, и в построении межнационального мира…

- Потому что там государственные мужи думают по государственному! Религия – один из основных факторов, которые движут человеком. Россия сегодня очень хорошо продвигает православие. Почему? Потому что и ислам признает православие.

- И исламу уделяется большое внимание. Посмотрите, какие великолепные мечети строятся в России!

- Да. Государство должно считаться с религией. У нас используют только электоральный ресурс, и на этом отношения с религией заканчиваются. Пока это устраивает. Но что будет завтра? Этот «мальчик» скоро вырастет и скажет, что хочет сам управлять государством. Что будем с ним делать? Поэтому давайте его сами будем воспитывать.

- Каковы сегодня связи между мусульманами Кыргызстана и России? На официальном уровне, бытовом?

- Я вижу связь только через наших мигрантов. Она больше стихийная. Насколько я знаю, наше духовенство считает весьма авторитетными и влиятельными российских коллег. Было бы очень желательно, чтобы российские духовные лидеры ислама обратили на нас внимание. Мы нуждаемся в более тесных связях. Мы даже в религиозной сфере нуждаемся в российской поддержке, и больше, чем в любой другой сфере. У нас все-таки единое культурное поле, мы их слушаем без всяких сомнений и подозрений. Так что мы могли бы интегрироваться и в духовном аспекте.

- Этот аспект остается недооцененным…

- Верно. Вы знаете, что остановило ошские события? Религия остановила. Это был единственный коридор, через который мы разговаривали с узбеками. И я, и ты – мы мусульмане. Так почему мы убиваем друг друга? И в какой-то момент мы поняли, что этих мусульман натравили друг на друга совсем не мусульмане…

- Аргументы не очень-то толерантные. Как будто убивать христиан позволительно? И не слишком ли просто объясняется война, как стравливание мусульман немусульманами? Да и опасно в наших условиях. Не окажутся ли крайними православные в такой ситуации? Тем более в 100-летнюю годовщину Восстания в Туркестанском крае.

- Нет, православные тут не при чем. Мы имеем в виду не этнические, а политические силы. Да, мы тоже опасаемся провокаций, приуроченных к событиям 1916 года. Опять идти на это поле и показывать свой мусульманский статус – это неблагодарная работа. Это страшная работа, и мне бы так не хотелось, чтобы что-то произошло. Но видим, что кто-то раскачивает лодку.

Беседовал Аркадий Гладилов.


Версия для печати   |   Просмотров: 1307   |   Все статьи

Мы и мир

Опрос



Главная