POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Пятница, 19 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Имитация образования

24.05.2016 09:21 - Polit.kg

Или почему обучение всегда отстает от жизни? 

«Последний звонок», выпускной бал, защита диплома, и десятки тысяч молодых юношей и девушек делают первые шаги в самостоятельную жизнь. И вдруг оказывается, что никто их в этой жизни не ждет, что за место под солнцем еще надо сильно побороться, а лозунг «молодым везде у нас дорога» остался в далеком советском прошлом. Но еще тяжелее, когда многие выпускники школ или вузов вдруг понимают, что их знаний катастрофически не хватает для взрослой жизни. Что школа ничему полезному и нужному в жизни так и не научила, а «высшее образование» стало ничего не значащим словосочетанием.

Так что происходит с нашим средним и высшим образованием? Чтобы разобраться в этих непростых вопросах POLIT.KG  беседует с Мариной Михайловной Рудовой, начальником Управления организации учебного процесса и межведомственного сотрудничества Кыргызско-Российского Славянского университета и ее заместителем Татьяной Михайловной Лапочкиной.

POLIT.KG: Каково сегодня качество того человеческого материала, который поступает в университет? Какие существуют методики его определения?

Рудова: Входное тестирование – это результат ОРТ. Спустя полгода мы смотрим, насколько данные, которые подтверждает  сертификат по ОРТ, способствовали успешной сдачи сессии. Как правило, лишь 30 процентов студентов сдают сессию без особых проблем. Остальные имеют задолженности и мы вынуждены организовывать им дополнительные занятия по этим дисциплинам,  чтобы подтянуть их до базового уровня.

POLIT.KG: Прошла информация, что из выпускников школ, которые претендовали на «золотую медаль», лишь малая часть подтвердила свои знания.

Рудова: 164 человека из 1200 выпускников. Самые плачевные результаты были по естественно-научным дисциплинам: химия, физика, биология, математика. В чем причина? Учителей по этим дисциплинам не хватает, и в итоге базовых знаний по этим дисциплинам ученики не получают.

POLIT.KG: Вы видите причину в низком уровне преподавания этих дисциплин в школах? Но почему в школах появляются столь высокие оценки своим ученикам?

Рудова: В отсутствии преподавателей.

Лапочкина: Каждый год делают отчеты по результатам ОРТ. В прошлом году менее 50 процентов абитуриентов, которые сдавали ОРТ, перешли через пороговый бал:  110 баллов – это 40 процентов от максимально возможного  результата. Основная масса абитуриентов не набирает пороговый балл.

POLIT.KG: Высок процент отсева?

Рудова: Это зависит от выбранной специализации. Есть такие направления, где до диплома доходит лишь 30 процентов поступивших. Это инженерные, технические направления. Большой отсев идет на медицинском факультете, это  связано опять же с низким уровнем базовых знаний. Даже мотивация, чтобы учиться на медицинском, должна быть настолько жесткой, чтобы студент знал, зачем и для чего он учится. Но у нас часто люди идут на медицинский не по призванию, а потому, что это денежное дело. В среднем у нас 10 процентов уходят…

POLIT.KG: Раньше, эдак лет 30 назад, низкий уровень подготовки  был в сельских школах. Но столица давала довольно сильных абитуриентов. А сейчас?

Рудова: А сейчас и Бишкек дает очень слабых учеников, особенно новостройки. Классы переполнены. Потом, даже если школа называется школой с русским языком обучения, но в классе только один-два русских ученика, то преподавание фактически ведется на кыргызском языке.

POLIT.KG: Язык преподавания играет значение?

Рудова: Да. К сожалению, да. Но к нам в университет абитуриентов, закончивших школы с кыргызским языком обучения, практически не поступает, все-таки мы кыргызско-российский университет. Но к нам по целевому набору поступает из айыл-окмоту группа из 50 абитуриентов на отделение «техносферная безопасность» - защита в чрезвычайных ситуациях – это ребята, заканчивающие кыргызскоязычные школы. Для них мы сразу в августе начинаем адаптационные курсы по 4 предметам.

Лапочкина: В 2015 году из-за того, что у них не было сертификатов с баллами, выше порогового уровня, они не смогли набрать 50 человек. Всего удалось набрать 37 человек. Чтобы все-таки как-то выровнять ситуацию, Министерство образования на педагогические специальности выделяет достаточно много грантовых мест: при поступлении в вуз заключается трехсторонний договор, которым предусмотрена обязательная отработка после окончания вуза. Но нашего вуза это не касается – у нас нет направлений подготовки специалистов с педагогическим образованием.

Рудова: Начинать реформирование нужно с создания современной научно-методической базы.  Учебники, по которым пытаются учить в школах – это позавчерашний день. Да, Академия образования работает и над новыми учебниками, и методиками, но это тянется десятилетиями, а дети ждать не могут… Отсутствие учебников – самая большая проблема.

POLIT.KG: Но ведь Россия помогает?

Рудова: Россия уже не может помочь по многим направлениям, потому как системы образования – что высшее, что среднее-специальное, что среднее – разбежались. Учебники российских издательств созданы для формирования российского гражданина, они рассчитаны на совершенно другие программы. В России есть федеральный стандарт общего образования, а у нас нет даже требований, которые были бы общие для школ. В России к учебнику прилагается целая линейка методических пособий, а у нас голый учебник и руководство для учителя, которое составлено малограмотным методистом. В России над учебниками и пособиями работают учителя высшей категории, учителя-практики.

 POLIT.KG: Но если в школьных программах идет несостыковка, то это отражается и на системе высшего образования.

Рудова: Высшее образование более всего показывает, насколько мы стали разными. Если с 1994 года первые образовательные стандарты, которые вводились в России, были один в один со стандартами и кыргызского высшего образования, они были фактически продублированы и только дополнены региональным компонентом. Стандарты второго поколения – с 2000 года - уже отличались.  С 2011 года КРСУ работает  по стандартам третьего поколения, весь Кыргызстан перешел на  стандарты третьего поколения чуть позже – с 2012 года. Очень долго работали по примерным учебным планам. И вот только в конце 2015 года были приняты и утверждены стандарты третьего поколения, которые сильно отличаются от российских. Россия уже переходит на стандарты четвертого поколения. В чем разница? А разница существенная. Российский образовательный стандарт дает максимальную свободу выбора вузу – что преподавать в рамках той или иной образовательной программы? Кыргызские образовательные стандарты наоборот, очень жестко привязаны к конкретным дисциплинам: надо преподавать именно эти дисциплины! Мое мнение, что здесь больше субъективного фактора, чем объективных потребностей.

С 1 января 2016 года в России введены так называемые «профессиональные стандарты» - они кровно связаны с образовательными стандартами. Если мы готовим инженера для обслуживания теплоэлектростанции, то этот инженер должен обладать необходимым набором навыков, чтобы выполнять возложенные на него функции. Профстандарт это определяет, а образовательный уточняет, чем его нужно научить для этого. И в России прослеживается четко именно такая последовательность: сначала смотрим, чему нужно научить, и потом только составляем обучающую программу. В Кыргызстане этого пока нет.

POLIT.KG: Получается, что мы здесь готовим несколько «ущербных» специалистов?

Рудова: А мы и готовим не специалистов, а выпускников вуза, имеющих диплом о высшем образовании и в лучшем случае имеющих намерение совершенствовать свои знания. Россия  предусмотрела систему дополнительного образования. В идеале это должна быть непрерывная система образования. В Советском союзе была обязательной практика раз в 5 лет проходить повышение квалификации. Мы переходим от «образования на всю жизнь» к «образованию всю жизнь».

«Образование всю жизнь» упирается в вопрос финансов, государство не может постоянно финансировать твое обучение. Но чтобы человек сам оплачивал свое образование, в стране должен быть сравнительно высокий уровень жизни. А у нас поступление в вуз стало неким бегством молодежи от безработицы. Родители оплачивают обучение своих детей, чтобы хоть на несколько лет отсрочить будущую невостребованность, и с робкой надеждой на трудоустройство в будущем. Так что это иллюзия, что мы готовим кадры для процветающего Кыргызстана. Мы занимаемся имитацией подготовки кадров…

POLIT.KG: Да, вот на такой невеселой ноте мы заканчиваем разговор  в КРСУ с тем, чтобы его продолжить в Академии образования. Беседуем с директором Центра дошкольного и школьного образования, доктором педагогических наук Елисеем Сином. Ищем ответ на самый главный вопрос: зачем и для чего Кыргызстан создает собственные образовательные программы? И как теперь выпускникам кыргызских школ подстраиваться под российские стандарты, если они хотят учиться в российских вузах?

Син: Мы понимаем тревоги кыргызских выпускников школ и поэтому стараемся максимально приблизить наши программы к российским. У нас много сходства, но есть и различия по отдельным темам, по объемам. С 2017 года в Кыргызстане будет работать новый образовательный стандарт, который предусматривает даже новые предметы. И вот эти новые программы более существенно будут отличаться от российских. В новые стандарты закладываются 4 стержневые линии и вводится понятие компетенции, то есть, какими компетенциями должен обладать выпускник школы: минимальной, средней, или высокой.

POLIT.KG: Отличаться чем? Более углубленным изучением предмета, или широтой охвата?

Син: Первое отличие будет в том, что немного сократится содержание предмета, его объем. Но будут усиливаться межпредметные связи, к примеру, математики с химией, биологией и т.д.  И второе отличие, все будет направлено на практическую реализацию. У нас математика была раньше более абстрактной, начиная с 5-го класса, что дети примеры решать могут, но задачи практические решать не могут. То же и с курсом геометрии, дети не имеют пространственного воображения. Вот мы и стараемся дать практическую направленность процессу обучения. Чтобы дети смогли знания, полученные в школе, использовать в реальной жизни.

POLIT.KG: А не отразится ли такая практичность на конкурентоспособности наших абитуриентов при поступлении в российские вузы? Да и в дальнейшей трудовой жизни?

Син: Думаю, сильно не повлияет. У детей знания будут более глубокие, и в плане их применения. Может, чисто теоретически они будут уступать.

POLIT.KG: В советскую эпоху были популярны специальные подготовительные курсы для поступающих в вузы. С такой практической направленностью школьного образования, без таких курсов не обойтись…

Син: Да, все это замечательно. Но сейчас ничего подобного нет. Подготовку к поступлению в вузы взяли на себя репетиторы. Эта практика стала сейчас особенно популярной. Повторяю, программами по математике и другим естественным наукам мы стараемся сейчас дать именно минимум знаний. Минимум.

Мы уже подготовили проект программы на базе этих принципов. Уже даже математика не делится на алгебру, геометрию – будет просто математика, и в ней уровни компетенции.

POLIT.KG: Новая программа требует новых учебников, методик. Хватит ли у страны средств на это перевооружение?

Син: Да, с учебниками трудно. В русскоязычных школах пользуются по отдельным предметам российскими учебниками, они и более высокого качества. Особенно по математике. У нас уже определяются коллективы авторов учебников и они уже начинают их писать. У нас тоже есть хорошие педагоги и ученые, которые могут создавать качественные учебники.

POLIT.KG: И все-таки меня не покидает вопрос: для чего тратить огромные средства на разработку и издание учебников, если проще взять за основу российские аналоги, адаптировать их к нашим условиям и учить детей. Вы же сами говорите, что российские учебники очень высокого качества, имея в виду качество по содержанию, изложению материала.

Син: Да, но дело в том, что у нас изменились образовательные государственные стандарты.  Стандарт 2006 года был другой ориентации - содержал знания, умения, навыки, фундаментальные, научные  и т.д. Ну, а теперь мы переходим на применение знаний.

POLIT.KG: Как долго и в каких муках рождается новый учебник?

Син: Хороший учебник можно написать в течение года, полутора лет. Если это авторская группа, дается полгода, они пишут по главам. Потом этот учебник выпускается небольшим тиражом – 300-500 экземпляров и проходит апробацию в течение хотя бы одного года. Потом продолжается как бы шлифовка учебника, учитываются все недоработки, замечания, предложения, и только потом учебник издается массовым тиражом. Таким образом, на создание учебника уходит минимум 3 года.

POLIT.KG: Но жизнь-то не стоит на месте, тем более сейчас. За три года все может так измениться, что новый учебник, не успев родиться, безнадежно устареет…

Син: Вот поэтому образование всегда отстает от жизни. Мы всегда в роли догоняющего. Иногда отстаем  очень сильно…

 

Версия для печати   |   Просмотров: 2343   |   Все статьи

Мы и мир

16.11.2017 00:45

В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

- Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты