POLIT.KG
Информационно-аналитический портал

Что на самом деле представляет собой «Ниппондзан Мёходзи» и ее лидер?

27.06.2012 22:39 - Polit.kg
Деятельность религиозных организаций - сфера, в которой право на свободу вероисповедания и реалии общественно-политической жизни конкретных конфессий могут рассматриваться только как неотъемлемые составляющие одного процесса. Анализируя его, необходимо оценить безопасность идей, целей, которые ставит перед собой организация, и методов их достижения. Буддистский орден «Ниппондзан Мёходзи» - не исключение, резкие политические высказывания его лидера Дзюнсэя Тэрасавы стали причиной неоднозначного отношения и к нему самому и к возглавляемому им религиозному течению, отчего дать объективную оценку происходящего становится только сложней. 

 

Дзюнсэй Тэрасава – фигура в медийном смысле настолько противоречивая, что впору уже составлять справочник: «Тэрасава и Те, кто им недоволен». Претензий, действительно, накопилось немало – это и участие в московском путче, антивоенные выступления во время боевых действий в Чечне, смутно обозначенная позиция в ходе митингов украинской «оранжевой революции», острая политическая критика глав государств и проч.проч. Итог вполне закономерный: кто-то записал буддистского проповедника в религиозные экстремисты, кто-то упрекнул в стремлении получить некое политическое влияние на пространстве СНГ. И въезд ему попеременно закрыт то в одну, то в другую страну Содружества. За всем этим незамеченным и не до конца понятым остается главное: что представляет собой орден, и какие цели преследует? Вернее, есть ли разница между теми духовными задачами, которые ставят перед собой нитирэнисты (к этому буддистскому религиозному течению относится «Ниппондзан Мёходзи»), и тем, чего, в конечном счете, добивается их лидер?                  

 

«Мир во всем мире» и чем это может кончиться

Пожалуй, единственное, что понятно в связи с учением о «Лотосовой сутре»: его последователи, как и каждые буддисты, проповедуют терпимость, ненасилие и стремление к поддержанию мира. Идеи более чем гуманистические, и вряд ли могущие вызывать возражения. Однако, предложения по их практическому применению, если опираться на наиболее оригинальные заявления Тэрасавы, действительно очень напоминают прямое вмешательство в политику. Чего только стоит его недавнее утверждение о том, что «России необходим свой Махатма Ганди», страна де нуждается в мудром правителе-философе (это уже из комментариев его последователей). При всем уважении к чужим религиозным взглядам… но это, правда, смешно. Где будем искать правителя? На факультете философии МГУ? Махатма Ганди, безусловно – значительная  фигура в контексте мировой истории, но его деятельность связана с совершенно конкретным историческим периодом и геополитическими условиями. России и второй Петр Ι сейчас вряд ли нужен, потому что другое время, другая экономика, даже информационно-коммуникационная среда другая. Так что подобные заявления, с какими бы благими пожеланиями они ни высказывались, воспринимать серьезно просто нельзя. И вполне понятно, почему они вызывают негативное отношение к их автору: «приехал иностранный гражданин к нам в страну и начал нам тут объяснять, как жить надо». Также и участие во всех без разбору митингах и манифестациях с призывами к миру может иметь только печальные последствия, как это и произошло с «Ниппондзан Мёходзи». Духовного учителя нитирэнистов в чем только не обвиняли, в то время как большая часть их общественных заявлений не несет никакой угрозы национальной безопасности и действительно содержит только призыв к миру и терпимости. И к этому, кстати, следует отнестись с уважением, становится ясно, что для своих учеников Дзюнсэй Тэрасава – духовный наставник, а не одиозная фигура, каким его воспринимают «со стороны».           

 

Последователь «Ниппондзан Мёходзи» Алексей Шмыгля: «Какое может быть отношение у ученика к Учителю – могу сказать совершенно определенно, что никаких оснований для того, чтобы заподозрить его в стремлении получить какие-то политические дивиденды, нет. Им движет сострадание и идея нести людям мир, добиваться этого конкретными действиями, а не пустыми словами. Никаких материальных выгод от своей проповеднической деятельности Дзюнсэй Тэрасава не получил. А те, кому не близки его идеи или не нравится он лично, просто пытаются найти здесь какие-то неблаговидные намерения. Пусть это остается на их совести. По поводу запрета въезда на территорию России – это особенности существующего на данный момент в государстве политического режима. И отношение к нему в РФ на уровне личной неприязни со стороны высшего руководства страны. Все те тенденциозные комментарии, которые сейчас можно прочесть в прессе – обычное промывание мозгов. Люди, которые это пишут, не имеют представления, о ком идет речь. Когда Учителя не пустили на Алтай – был большой резонанс, это вызвало возмущение многих людей. Главная наша задача миротворческая, у нас нет желания деятельности ради деятельности - просто, чтобы о нас говорили. Закон мы не нарушаем, недавно к нам приезжали с проверкой из Госкомиссии по делам религии. Да и законы КР предназначены не столько для свободы вероисповедания, сколько для контроля. Так что, даже если кто-то и решит заняться чем-то противоправным в религиозной сфере, у него это вряд ли получится. Наш Учитель в странах СНГ выступает больше как общественный деятель, а не как проповедник, в Казахстане его принимали на самом высоком уровне, он встречался с первыми лицами страны, и, разобравшись в ситуации, его исключили из «черных списков» на въезд».   

 

Последователь «Ниппондзан Мёходзи» Сергей Коростелев: «Все просто: эти комментарии необъективны, Дзюнсэй Тэрасава выступал в качестве миротворца, с чистыми намерениями. Когда началась война в Чечне, он как честный человек не захотел молчать. Мы проводили мониторинг и видели ситуацию изнутри, там действительно были серьезные нарушения: в одном только Грозном погибло 20% мирного населения. Дело совести каждого человека – как к этому относиться. В 2000 году Учитель выступал на заседании Комиссии ООН по правам человека, мы проводили марши мира, а его в конечном итоге обвинили в антироссийской позиции по вопросу войны в Чечне. Приписывали Учителю чуть ли ни сотрудничество с какими-то экстремистскими организациями, хотя он всегда выступал только от своего лица и действовал сам по себе. Запрет на въезд в Казахстан для него уже снят, в феврале этого года он побывал и в России, ему разрешили на общих основаниях подать документы на получение визы. В Кыргызстане нет никаких оснований его преследовать, Дзюнсэй Тэрасава приезжает сюда как частное лицо, если и проводит молитвы, то в узком кругу учеников, не пытаясь привлечь кого-то со стороны. Мы не думаем, что к нему у нас в стране могут быть какие-то претензии».   

Тем не менее, с точки зрения закона претензии к Дзюнсэю Тэрасаве все-таки есть, как поясняет старший инспектор отдела проведения религиоведческой экспертизы и учетной регистрации Государственного агентства по делам религии Юсупжан Кадыражиев: «Прежде чем вести проповедническую деятельность, Тэрасава должен был пройти у нас регистрацию, согласно статье 12 Закона о свободе вероисповедания Кыргызской Республики сейчас он не имеет права ею заниматься. Недавно наша комиссия побывала в Горной Маевке, где собирались его последователи, приезжали даже из Казахстана и с Алтая. Это уже однозначно подпадает под религиозную деятельность, хотя они и говорят о том, что он прибыл в Кыргызстан как частное лицо. В связи с данным фактом нарушения законодательства буддистской общине было вынесено официальное предупреждение». И это опять-таки на совести лично господина Тэрасавы, который дискредитировал не только свой орден, но и всю буддистскую общину Кыргызстана.      

Не так страшен черт, как его комментаторы

Итак, ознакомиться с Тэрасавой в лаврах «злого гения», преследуемого российским ФСБ и даже якобы взятого на карандаш в ФБР, несложно: материала в сети предостаточно, вот только что из этого правда, и какую реальную угрозу для Кыргызстана может представлять лидер «Ниппондзан Мёходзи» и его учение. «Орден нельзя отождествлять с экстремистскими организациями. Дальнейшая судьба этого ордена будет в немалой степени зависеть от того, сумеет ли руководство, в частности Тэрасава пересмотреть религиозно-идеологические догмы и политические доктрины в сторону направления усиления борьбы за мир и социальный прогресс, за демократическое обновление Японии и Центральной Азии»[i]. Так, может быть, действительно «величие и могущество» Тэрасавы не в меру преувеличенны? Та же секта Муна, окончательно запрещенная у нас в стране в начале этого года, по словам специалистов-религиоведов, обладает и большим человеческим и финансовым ресурсом. Что уж говорить о не менее известной сайентологии.

Оценку реального потенциала«Ниппондзан Мёходзи» дает ученый-религиовед, преподаватель кафедры ЮНЕСКО по изучению мировой культуры и религий КРСУ Денис Брусиловский:«Тэрасава у нас в Кыргызстане фигура довольно известная, о нем много написано в специализированной литературе отечественного издания, оценка дается в основном позитивная, хотя это скорее зависит от общего отношения автора к идеям нитирэнизма. Я подробно ознакомился с его трудом «Глобальное пробуждение», отождествлять изложенные там идеи с экстремистскими организациями – большая глупость. Уважение к религиозным, национальным и культурным различиям постоянно повторяется в книге. 

Тэрасава часто посещает нашу республику и практикует с учениками, его цель - возродить «Лотосовую сутру» в Центральной Азии, результатом чего должно стать увеличение числа бодхисатв, т.е. просветленных. Задача этого религиозного течения формулируется как решение насущных проблем современности – это сейчас модно: борьба за мир, экологические проблемы и т.п. Гонения на Тэрасаву начались из-за его активной проповеднической деятельности и резких политических высказываний, в первом случае недовольными оказались другие религиозные течения, во втором - раскритикованные правительства. В частности, Дзюнсэй Тэрасава заявляет, что его преследуют Свидетели Иеговы. Суть конфликта в том, что ведя активную проповедь, он просто забирает хлеб у них. К тому же таким образом он располагает к себе другие христианские конфессии: лютеран, католиков и т.д. В традиции христианства так сложилось, что представители одного течения не признают все прочие, поэтому разговоры о преследованиях со стороны Свидетелей Иеговы ему даже на руку, укажи Тэрасава, что его преследует какая-нибудь мировая религия, ему бы просто закрыли въезд везде. Из этой же серии заявление о том, что его преследует ФСБ России - можно расценить как ход саморекламы.

Как реагировать на эту фигуру нашим политическим деятелям – здесь необходимо  присмотреться к тому, какие цели он преследует в Центрально-азиатском регионе. Если последуют какие-то необоснованно резкие критические высказывания в отношении руководства страны, конечно, должны быть приняты соответствующие меры. Власти надо обратить внимание на то, что он будет здесь делать. Как частное лицо он, пожалуй, никакого негативного отношения у специалистов-религиоведов не вызывает. И слухи о его ангажированности ООН пока никак не подтверждены. Все нетрадиционные религиозные объединения стараются посещать мероприятия, проводимые ООН и другими международными организациями, фотографироваться там, выступать, чтобы потом распространять о себе такие слухи. Это еще необходимо доказать фактами, а пока такое утверждение может существовать только на уровне домыслов. Однозначно нельзя подходить к оценке его деятельности, а уж брать за критерий, ставленник он ООН или нет… может у него фишка такая, он себя так пиарит».      

Надо отдать должное: возможно, что-то из того, что говорит и делает Тэрасава, просто превратно понимается, но тут уж все претензии к самому автору. Вспоминаются слова знакомого телеоператора: «После того, как сюжет вышел в эфир, ты конечно можешь забраться на крышу какой-нибудь бишкекской высотки и кричать громко-громко, что ты не то имел ввиду, но это вряд ли поможет. Все уже посмотрели и поняли как есть» - принцип, кстати, подходящий для любых публичных заявлений. Поэтому господину Тэрасаве, если в его планах действительно только мир во всем мире, необходимо пересмотреть отдельные принципы своей общественной деятельности, иначе закрытых границ для лидера «Ниппондзан Мёходзи» станет только больше.    

 

Евг. Николаева, спец. Корр. POLIT.KG

 

 



[i]- цит. по изд. «Религиозный туризм в Кыргызской Республике» Бегалиева А., Брусиловский Д.

Просмотров статьи: 2244


Постоянный адрес статьи: http://polit.kg/news/148